ku_bo: (Default)
Искал чего-то - нашел совсем другое. На том и закончил. ))

Не знаю, но кажется что-то сломалось в механике сердца в преддверии лета.
Надеюсь, что ты еще все-таки держишь, свой хвост, как положено – пистолетом.
И ты улыбаешься людям при встрече, не так чтобы скрыть ее, нет - не украдкой,
а той самой наглой в мире улыбкой, балбеса, которому: «Да все в порядке!»
Read more... )
ku_bo: (Default)
Повеса, для которого слова, не так важны, как суть и смысл дела.
Лихая, без заботы голова – слова, слова, слова….
Покоя нет в ногах, как правды в них не будет
Никогда.

Садитесь, открывайте портсигар.
Закуривайте, дым не помешает.
И вечер мы сольем под ром и звук гитар,
Как будто жизнь, конец не обещает.

Все может быть не так, как хочется считать,
Я может быть не тот, кого привыкли видеть,
И в суматохе лиц, мне хочется сказать,
Но главное куда-то ускользает.

Закуривайте...,
Дым, все делает мутней, и фразы из тумана выплывают.
И старый добрый ром не делает умней,
Но что-то в ощущуеньях изменяет.

Погода за окном - чужое ремесло,
Как промысел того, кто всех добрее.
И если правда Он, придумал дым и ром,
Спасибо, с ними правда веселее.

ku_bo: (свет)
Снова повторюсь, но часто думаю о том, что всё именно так и есть – моменты дороги тем, что коротки, жизнь дорога тем, что необратима и все что конечно стоит дорого.

Мы сидим за столом уже почти третьи сутки, с перерывами на кофе, ланч, пьянство и сон. На кону миллионы. Неимоверное количество акцентов на английском. Фиолетовый пакет с шоколадом Кэтбери летает через стол, и горы мелких фантиков растут возле каждого ноута. Мы едим шоколад, без конца извиняемся перед шефом за перелеты и хруст пакета. Англичанин, на претензии к своему возрасту отвечает невозмутимо, что мол, журнал Плейбой никогда не поздно читать. Сумасшедшие датчане бегают курить через каждые полчаса, австрийцы пьют кофе с печеньем, я балуюсь яблочным соком прямого отжима и впитываю всё, что происходит вокруг.
Батареи сдыхают, мы делимся тремя блоками питания на десятерых, сигареты заканчиваются. Спать не хочется, несмотря на трехдневный марафон и легкий тремор напоминает о выпитом за день кофе.

На день святого Мартина здесь подают жареного гуся с печеной айвой, а холодный грушевый шнапс греет мысли, вызывая такую широкую улыбку внутри что она проявляется снаружи. Здесь так привычно кивают друг другу и улыбаются незнакомцы, а посторонние люди желают доброго утра, когда мы на рассвете спускаемся завтракать.

Хочется ловить каждый момент, запоминать каждый кадр, когда открываешь окно, видишь затянутые туманом Альпы, замираешь в раздумьях, выбирая одну из двадцати бутылок с маслом или уксусом к своему салату, гуляешь в дождь по безлюдной Вене под серым небом.

Завтра опять придет, но вопрос скорее в том, будем ли в нём мы.
ku_bo: (Default)
Он, быстро вскинув, нацелит в сердце исправный лук,
Боль по «Женевской» срока давности не имеет.
Кто попадется, тот уж верно не уцелеет,
Но не обман причина, а может быть, ловкость рук.

Опять в «десятку», и глаза его потускнеют,
На выдох целься, ударит сердце, пойдет стрела.
Как жжет глаза, и как рука его холодеет,
Когда любовь раздал, но плохи его дела.

И как смешно когда простого ты не имеешь.
И как обидно, что обычно ты раздаешь.
Все то что больше других желаешь, но не умеешь,
Все то, что долго хранишь, но сам никогда не возьмешь.





ku_bo: (Default)
Мне кажется, что не было, поверь,
Так мало в нас, коль не было бы много.
Моментов где закат, как запертая дверь,
А время как разбитая дорога.

Посчитано, отмерено? Отрежь!
Один раз - режь, и семь чтобы отмерять.
Секунда..., и как не было надежд.
И семь секунд - глазам своим поверить.

Мне кажется, что не было, пойми,
Так весело, коль не было печально.
Уход за прирученными людьми
Мы, явно никогда не намечали.
ku_bo: (Default)
Я не помню имен и не помню людей, в темноте не ловлю звуки чьих-то шагов. Обходиться без слов, уходить по воде, все теперь тяжело, я теперь не таков.

То, что было всегда, то, что было моим, отслужило свои сорока сороков и ресурсы часов мотопомпы моей истекают сегодня – сдавайте в утиль. Я заряд, ты фитиль..., я бензин, ты искрА, я сгорю, если только ты все подожжешь, и отступит куда-то та мелкая дрожь от которой хоть страшно, но все же идешь.
Как сапер, пробивая зарядами брешь, в основании стен ты пройдешь в мой удел, чтобы сжечь все дотла, и как снег догорая, осядет зола на запястье когда-то любимой руки, и вернутся в своя все чужие круги...

Мы уже, не друзья и, увы, не враги. Мы туман, оседающий в русло реки, мы листва, шелестящая песни свои под ногами идущих куда-то людей, под ногами детей, что идут в первый класс. Это было не снами, но было до нас: голоса, улетающих вдаль журавлей, города без тепла и дома без огней. В горизонт убегают опять провода, на проспекте, шеренгой остались столбы, до утра никого, тихо падает снег, и плетеной цепочкой на белом следы. Это я или ты? Кто теперь человек?

ku_bo: (Default)
Бывает, что люди с одинаковыми идеалами
Спят под разными одеялами....

И в разных комнатах, и в разных кроватях,
Как будто есть времени столько, что хватит
На все без разбора, на все остатка.
Как будто вокруг происходит не схватка
За теплое светлое нужное завтра.

Как будто бы каждый их день не последний,
Как будто возможно сыграть все с начала.
На стоп, до финала нажмут, и обратно,
Все задом вперед побежало.

Дожди и метели поднимутся в небо
Все реки вернутся обратно в истоки
Я не был, я не был, я не был, я не был...
И ходом обратным стираются строки.

И здесь повернуть бы не вправо, а влево
А здесь не сказать, а вот тут не поддаться,
Назад ход конем.
Не отдать королеву.
Ферзями не стоит меняться....
ku_bo: (Default)
Через край
Твоей нежности было у нас,
И прощай - невозможно одною возможностью жить.
Уходи, если нет ничего впереди.
Нет, постой.
За окном третий день дождь косой,
Как босой мальчуган по асфальту небрежно бежит.
Не лежит больше сердце на стыке веков,
И таков буду я, оторвав от себя все твое,
Всю тебя.

Забывать я умел и забыл слишком много.
Искать, не любить, не нуждаться ни в ком,
Подо льдом оставаться навек.
Человек сможет все….
Я бы смог.

Не хотел эти чувства с тобою мешать,
Но передел вертикальный любовью достигнут уже.
Этажей выше нет и на месте стоять нету сил.
Извини, что спросил: "Дальше вниз?"
Шаг вперед, на карниз.
Да, любовь человеку дает не полет,
А скорее его ощущенье - падения разной длины.


ku_bo: (Default)
Знаешь,это общение, смахивает на перелом носа.
Ноль нормальных ответов – все больше глупых вопросов.
То при стрельбе перекосы то утыкание в ствол!
Башкой сбиваю откосы, пустую бутылку на стол....
Караул, беспредел, произвол.
Да иди ты!
Пошёл...

Как бы мне заснуть лет на сто?
Упасть на дно, как батискафы Кусто.
Взять, и сделать бы жизнь простой
Я могу,
Но не рядом с тобой такой.

Выспаться!
Не надорваться, а вырваться.
И сердце вибрирует, частоты варьируются,
Продайте мне Валидол!
Из инфарктного нужно выбраться
В предынфарктное.

Слышишь, я сам все доделаю,
Один здесь все дорисую!
Вот это небо с солнцем, дождей тетрадку косую!
Поля эти будут зелеными, антенны черными, арки еще с балконами
И серость цвета бетона.
А радость имеет цвет?
ku_bo: (Default)
Он думает о звёздах, глядя утром на рассвет.
Он думает о лете, когда падает листва.
Он не жалел о том, что сколько знаний, столько бед,
И молча рисовал, свои застывшие слова.

Он ждет, который год, но забывает позвонить.
Ушёл вчерашний день, туда же завтрашний идет.
И, кажется, теперь его нельзя отговорить,
Он книги о любви читает задом наперёд.

Он помнит по глазам, увы, не помня имена
И сказки сентября давно забыты назубок,
И хочется искать в кофейной гуще времена
В которых будет лучше этот маленький мирок.

Он ставил на зеро и жизнь, как функция к нулю
Он вытащил туза, но только масть его не та.
Когда ты смотришь так, то я себя порой ловлю
Что в бубну мне игра, но получаю туз креста.



And I want to know
The same thing
Everyone wants to know
How it going to end? (с)
ku_bo: (Default)
Он глядит на нее, как с повинной явился,
Приключился мол, с ним, вот такой вот случай.
А она в ответ: "Ты опять побрился?
Я ведь так люблю, когда ты колючий…!
Я ведь так люблю, когда ты упрямый,
И как смотришь в мои в глаза, как дышишь....
Ты на сердце моём вечно будешь шрамом,
Да наплюй на всё...,
и не брейся, слышишь?!"
ku_bo: (Default)
Без двадцати семь.
Утро.

Как-то, совсем уж по-зимнему поют вороны. Они ведь наверняка думают, что поют, когда, на самом деле кричат. Темно.
Уже, второй год подряд в это время играет одна и та же песня «U2». Боно напевает мне каждое утро: «With or without you».
Никаких ровным счетом, мыслей. Осциллограф выдает ровную линию. Пульсом пробивается один устойчивый сигнал: «Все это никому…, практически, не нужно!» Кажется, весь мир поет сейчас о том, что будет жить со мной, или без меня. Хочешь, вставай и живи, а не хочешь, можешь делать что хочешь.
Могу и буду. Обязательно буду. Только потом.

Вторая половина кровати пуста - знаю даже во сне, потому, что холодно ворочаться, и слишком свободно. Батареи холодны, во дворе, пятый день стоит экскаватор, но рыть не спешит. В общем, и батареи не греют, и ты тоже, потому что спишь дома. Паркет холодный, чайник холодный, вода ледяная, тапочки черт знает где. Это фильм про полярную экспедицию – «Один на льдине». В главной роли я. В эпизодах вороны.
Позвоню на работу: "Я не смогу быть" И этот паровоз, пойдет своей дорогой без меня. Сегодня нам не по пути - мне в другую сторону.

Чай с лимоном, или без, нужное, подчеркнуть. Простецкий завтрак из холодильника, и обязательно разогреть, чтобы лучше спалось. Теперь, обратно в кровать, и отсыпаться до зеленой отметки, с надписью «battery charged». Хотя бы потому, что…, ну разве можно любить жизнь, если вечно хочешь спать?!

Маленький день в середине недели ни для кого ничего не значит.
- А для меня?
- А для меня, да – значит.

Город за окнами, город за дверью, город на проводе телефонов. Немного людей, голуби, крыши, студентки с Ай-подами/фонами гуляют в центре. На журнальном коробка с надписью Reebok, а в ней травы – до самого верха. Знающие люди зовут её «Лесной молчанкой».
Тс-с-с-с-с-с-с-с…. Молчи. Лучше молчи.
Коробка с сотней презервативов, подаренная вчера под торжественную клятву использовать за месяц, сиротливо лежит в шухляде. Похоже, не справлюсь – всего неделя времени до конца месяца, и что мы имеем в сухом остатке? Сто штук! Все равно обратно не отдам, а через неделю подгонят еще на месяц вперед.

Выспавшись смотреть из окна на полуденный город и размышлять о выходе в свет куда более приятно. По привычке, открываю стеклянные двери ударом ноги. Дверь больше не деревянная, но привычка деревянная по-прежнему. Древние окаменелости человеческих привычек - образы жизни.

Плевать на общую занятость, на демографию и биографию. Люди вокруг отчего-то все больше хорошие. На первый взгляд, я нехарактерный персонаж для этого пейзажа. Коробка Reebok, на первый взгляд, характерна для моего дома, но ее содержимое не уживается с моим образом жизни. Образ жизни не уживается с пачкой папирос, но пачка папирос хорошо уживается с картой местности приграничных территорий России и Финляндии. Кто бы мог подумать? Мы не характерные предметы друг для друга – ты, и я.

Белая ворона. На самом деле, вовсе не ворона, и давно не такая уж белая. Просто, счастливый бездельник в белой ветровке, в солнечном городе с желтыми листьями на тротуарной плитке, Томом Вэйтсом в ушах, какими-то планами за душой. Вена и Грац через две недели, а значит, в перспективе, австрийское пиво.

Я - человек здесь и сейчас, а Мир идет своей дорогой и нам откровенно плевать друг на друга. Коляски с детьми, карапузы, с бомбонами больше головы, как воланчики с ножками – до чего же весело! Синица, севшая на скамейку, рядом со мной: «Привет, как жизнь!?» Двое худеньких ментят, в фуражках по ширине плеч и бушлатах не по размеру, пристально рассматривают мою тупую улыбку: «Fuck you guys! Сейчас не выдержу официоза и оправдательно выверну карманы, как волк в любимом мультфильме! Валите в сторону, вы мне попку в джинсах закрываете!» Damn, и ведь так каждый день – жизнь бьет ключом, а меня в ней нет!!!

Немного радости по поводу «здесь и сейчас». Город живет здесь, а я живу сейчас, думая, что на самом деле меня здесь нет. Будто бы нет. Кажется, кроме этих двух, в фуражках, меня никто и не заметил. И, если на самом деле так, то ничего ведь не меняется, если я тихо здесь посижу.
ku_bo: (ЧБ)
Здесь медленно тянется солнце осеннее
И красные клены мне машут руками.
Ты знаешь, но кажется осень – последняя,
Из тех, чьи секреты еще между нами.

Здесь город чумной, но все также любимый
Швыряет в лицо пожелтевшие кадры.
Он сам атеист, еретик нерадивый.
И сам себе церковь, и сам себе падре.

Здесь шум поездов разлетается ночью,
И бьется о стены, и эхом о двери.
Он вытечет глухо из скважин замочных,
И люди, услышав, ему не поверят.

Здесь серый асфальт, но он мокрый и черный.
И желтая зелень шуршит под ногами,
И дым сигарет, но уже облегчённый,
Туманом осенним висит над домами.

Здесь свет фонарей цвет лица изменяет,
С любого на бледный, с зеленым оттенком.
Троллейбус ночной, как бродяга хромает,
Неспешно бредет, ковыляет под стенкой.

Том Вэйтс напевает из бочки с бурбоном:
«Иисус шоколадный спасёт мою душу!»
И если тебе всё покажется стоном…,
Нажми-ка Rewind..., и еще раз послушай.


ku_bo: (Default)
Кажется, уже почти превратился в такого себе..., знаешь, человека в футляре, который живет на каком-то бульваре в пределах маленького маршрута – дом-работа, работа-дом. Приходит вечером, щёлкнув замком.
Уходит утром, и снова приходит, и ничего с ним не происходит. Он не беспокоится почти ни о чем, а во время дождя теперь, уходя, берет с собой зонт, хотя раньше вообще не брал.
Молча заглядывает за горизонт, не видя нехоженые пути, а видя провисшие провода. Не просыпается, под будильника звон, с мыслями «А что же это вон… там!?» Не придает значенья следам на снегу, и задыхается набегу, с мыслями больше я так не могу, хотя раньше такого вообще никогда...

- Это ведь не беда…?
- Бывает и хуже к вашим годам….
- А справку дадите?
- Дам....


Справка дана ... в том, что ...

Похоже, Ваш горизонт теперь – это бетонный забор, и с фотоэлементами дверь. Окна офиса, как мониторы с ограниченным доступом, и фильтр писем неделового характера, а люди за ними, как будто актеры, свыкшиеся с хеликобактером. Ходят матерно, думают матерно и так же матерно выглядят. Думают, чёт, или нечет сегодня выпадет?

А вот автомат с растворимым кофе, который ты так ненавидишь.
На красной крышке приставка «Nes».
Пару раз в день перекур, два раза в день перебес.

- Ты что, уже куришь, балбес?!
- Просто чтобы постоять на ногах.
- Тоже мне, интерес! А мы вот, снимаем так стресс.


А в промежутках между затяжками ни к чему не обязывающие шутки с малознакомыми людьми. Отсутствие силы в руках, повисших плетьми... от безделья. Нежелание попадаться на глаза , чтобы мало ли что. Чтоб не обвинили в нахальстве тебя за глаза – ходить в белый день, да еще с таким видом, как будто, кого-то им хочешь обидеть. Но скажут в лицо: "Мы рады Вас видеть!"

А). ты не поверишь...?
Б). ты не поверишь....
В). ты не поверишь!
*(Нужное подчеркнуть).


Эти непрерывные посиделки в компаниях разных, ни к одной из которых не можешь себя причислить…, все, думая, что: "Ну, я же, как бы, с другими-то вырос, а эти вот все, если список почистить, гораздо позже уже появились, а эти позднее, а эти позднее. И черт его знает, кто все же первее?"

Где самые первые? Какие границы, какие заборы сегодня их прячут? А может, теперь это мы от них прячемся, и будто бы снова, как в детстве застуканы, из темного места артачимся выйти.

Горшки перебиты, сдавайся с повинной!!!
Год больше не длинный, день больше не длинный. Недели идут, как когда-то минутны, и лица людей вспоминаются смутно, и вот почему-то, друг другу, взаимно, и совершеннейше не интересны,
мы ни в каком виде....
Все дальше обиды ушедшего детства, но также близки, и еще по соседству, остались за дверью, случайно прикрытой движением ветра. Стирайте из памяти километры просроченных пленок за давности сроком!
Он вышел сегодня, конечно же, боком.




Вот такой футляр теперь.
Вот такое вот, Билла Гейтса окно.
Вот такая вот, в нереальность дверь.
И все больше не о чем, ты уж поверь.
И мыслей нет никаких.




ku_bo: (Default)
Да, у меня в почте полный бардак, у меня все как-то не так совсем.
Не ответить тебе никак.
Я смотрю на себя - дураком-дурак!
Не найдется ли новых тем?

Мне и мысли-то нет такой, чтобы бросить все, и уйти.
Мне бы просто достать рукой...
К выходному бы, доползти.
Надоело мне, слышишь, друг!
Сигареткою, угости....

И в делах у меня больше хлам.
Я не верю своим делам.
Я не лезу в свои дела.
Не советую, кстати, и вам.

Что ты скажешь мне, обо мне?
Что ты выдвинешь в аргумент?
То что я пропустил момент, и остался лежать на дне?
Нет, мне обувь не жмет почти!
Но мешает уплыть цемент....


ku_bo: (Default)
Утром проснешься,
глаза откроешь,
глянешь на серое небо свинцовое,
зубы почистишь,
сплюнешь в сторону,
днями, как плиткой жизнь облицована.

Вытянешь руки,
хрустнут суставы,
как бы зарядку в себе замышляя,
пачку откроешь,
с ярко оранжевым,
в чашку нальешь, молока себе к чаю.

Капает с крыши вода бесконечно,
в угол заброшены легкие вещи,
в парке, в лесу,
в машине конечно,
мокрое небо берет меня в клещи.

Мокро в подъезде,
и на асфальте.
Вода на крышах домов и на улице,
В сердце влага не скоро появится,
молча иду,
отражаюсь в лужицах...


Мокнут глаза,
я пытаюсь щуриться.
Тактом, стучат под мелодию пальцы.
Двое, в подъезде о стены трутся.
Надо же людям и в дождь целоваться...

***

Sep. 23rd, 2008 10:08 pm
ku_bo: (Niggaz)
На закраине леса появятся желтые дыры,
Как давно на висках у отца незаметные проседи.
Как и раньше, сползая в объятия осени
Маршируют Канадские клены в британских мундирах...

Ты, читавший мне книги о жизни, и просто нотации.
Человек, у которого осенью был день рождения.
Просыпаешься ночью: "Отец, не пора расставаться!
Понимаешь...!"
Но это, опять сновидение....

18/06/08

Sep. 18th, 2008 05:05 pm
ku_bo: (Default)
Я люблю дождь, и люблю туман,
Ведь не пилот и не капитан,
А похожий на ежика пешеход.
Вот такое вот…
Молча с работы иду,
Туман тихонько висит,
С неба дождь идет.

они

Aug. 10th, 2008 10:36 pm
ku_bo: (куртка)
Она спорит по мелочам.
Так азартно, почти ни о чем.
Уступать, промолчать, пассовать –
она здесь не при чем.

Это в точности все о ней:
Перец-Чили на языке.
Не синица – мечтаниям край.
А журавль в его руке.

Как окурком зажженный пожар.
Полыхает и бьется в ночи.
И вокруг то ли дым, то ли пар,
Даже если она замолчит.

Они могут вдвоем молчать,
И обняться, как двое врагов,
Иногда устают кричать,
И тогда им не нужно слов.

Она любит его ни за что.
Он ей это не сможет простить,
И друг друга уже отпустить…
Не заставит никто.


ku_bo: (без намеков)
Мы ловили июльскую ночь за подол
И таскали за гриву дичалое время...
И роняем кривые улыбки под стол,
Мы незваны везде, как татарское племя.

Ногу в стремя и вслед за теми…
Пятью годами.
Позвонишь маме – я жив и весел,
И в этой драме мне нету места.
Да, есть невеста. Да, долго вместе…
И если честно?
Грусть неуместна…
А как там ваше. а как вы сами...?

Мы все, уверен, другого теста,
Он, как смешал нас?
Мне интересно….
И непонятно.
Шепну невнятно.

И, засыпая, мы веселимся,
а лето тает, и в нас врастают
... осколки ярких воспоминаний.









Мы все будем помнить,
И мы не порвем эту нить...
Мы, это все, что у нас еще есть.

April 2017

S M T W T F S
      1
2 34 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 02:27 am
Powered by Dreamwidth Studios