ku_bo: (Старик)
Блукати
не відчуваючи втоми
тікати від гостей міста й країни
засинати на холоднім піску спираючись спиною на шезлонг поки сонечка покидають схованки і йдуть грітися натовпом на руки і куртку
і коли море холодне обпалює ноги і збиває дихання доходить до ребер забувати минуле
замовкати у тиші і знову рушати у стомлене місто крізь дивні квартали
крізь вулиці людні
й безлюдні двори
де коти і каштани
вже майже запалюють свічку наступного року
і кроки лиш кроки і кроки
і сон на піску попри хвилі
ku_bo: (Старик)
зустрів його чуєш

після років темряви набору ваги відходняків обшуків
обнону у тачці під вікнами торгівлі усім чим тільки можна
він йшов по вулиці вгору ніби робив собі щось символічне
так принаймні спершу здалося
була пуста вулиця
як ми любимо ті хто тут виріс
порожня вулиця нагадує дитинство надто у темряві
удень вона більше не схожа на себе за браком місця
в присутності надлишку перехожих відсутності часу
вночі усе тут стоїть
здається що й серце перестає рахувати секунди до вимкнення
життя безкінечне нескінченна ця ніч
і спокій і тиша
ти знаєш в асфальті кожну щілину і кожну тут браму
кожні сарайні двері
вночі це наш ніби втрачений берег
ми вийшли на нього і йдемо пісками шукаючи мушлі

ось він іде вгору порожньою вулицею
і жовтий ліхтар з’їда жовтизну на обличчі
піднімає голову бачить мене всміхається і вповільнює крок
і там вже над ямою куди прагне ця вулиця з обох боків ми тиснемо руки
він закурює і пропонує мені
мене вистачає на посмішку
хитання головою на знак відмови і запитання ну як

він каже все добре і йде далі угору
я кажу усе добре і прямую униз
і щось символічне у напрямках наших шляхів
не дає мені спати

мы

Oct. 12th, 2016 12:34 pm
ku_bo: (Байда)
Мы – кладбище китов, корабли на дне моря и дело уже не в секундах до гибели и не в сундуках, где спрятано все. Мы – лодки, что в плотном тумане рекой неглубокой несет. Уходим в рассвет и никто нас не видит, но слышно, как весла вонзаются воду и киль ее режет, как сердце – толчками. Спина ощущает движенье вперед, лицо ощущает все наоборот – как ветер в затылок, как днища бутылок, как вены сквозь кожный туман проступают и линией жизни их скованы русла. Мы – грустные клоуны в желтой машине, где серый динамик воздвигнут на крыше и нам наплевать – кто слышит нас здесь, кто не слышит. Мы просто твердим в пустоту, что цирк приезжает и вотчина наша готовит свое представление трижды в неделю, по два раза в день, как всегда по нечетным. По четным же – трижды.
ku_bo: (Старик)
Европа спит и видит сон
а котором танка колесо
въезжает в укаинский двор
ей похуй все и шут и черт
и терорист с ножом в руке
но русский с евро в кошельке
пусть и убийца пусть бы вор
ей в этом сне милей всего
европа спит и видит сон
и в этом сне ей похуй все

сяйво

Jul. 5th, 2016 03:33 pm
ku_bo: (Старик)
Коли ночі такі місячні і сяйво їх стирчить тобі в горлі, а слово «майже» нічого не варте – сидітимеш перед виїздом у чергове нікуди в домі де сплять твої діти, навіть не намагаючись зазирнути до них учергове, бо так ніби тихше тобі усередині. І нова дорога покличе в четверту ранку 22 червня. Як німецька дивізія перейдеш поріг і не гадатимеш більше, що чекає на тебе. Бо це є твій дім – місце з якого вже вийшов і друге – у яке не прибув.

Дорога знікуди в нікуди із виглядом ніби ти все вже давно розумієш. Повітря так бракне в легенях, але ж не усякого бракне. Можливо, того, що пахне дитинством, лежить тобі в серці і з цим вже нічого не вдієш. Учора там хтось просинався у темній кімнаті від запаху Кримської ночі бо чорний мускат вже зацвів і звідкись прийшов запах хвої, легкий післясмак тютюну у портвейні і шепіт вітрів у машини із люком у небо. Ось. Ось воно – що ти шукав і більше не треба. Лише обганяти машини у ранішній димці. Лише купувати пальне на запилених станціях влітку. Лише розгортати тобі непотрібні сторінки дорожніх буклетів із мапами з білих полиць і знати, що все це не сниться тобі. Це не сниться.

Все те, що відірване з Read more... )
ku_bo: (Старик)
Городской силуэт меняется сильно
в людных местах я чужой все больше

сова

Mar. 21st, 2016 09:09 am
ku_bo: (Старик)
Просыпаться во тьме от того, что уже отдохнул. Растопить еще теплую печь и испечь в ней еду. Заварить себе кофе, не найти ни одной сигареты, вздохнуть и печные заслонки плотнее прикрыть, чтобы в доме оставить тепло никому. Молча выключить свет и уйти в темноту, по проталинам путь узнавая сквозь лес, не сжигая огней, и ни слова во тьму не сказав. Не имея ни мысли, ни потребности в ней, удаляться от дома – дышать, слушать сов, темноту, мерзлый воздух в ветвях, и улыбки своей уголок на ветру.

И спускаясь в кювет призадуматься вдруг, достигая асфальта у кромки шоссе, о тех минах, которых не может тут быть, но вчера их нигде еще быть не могло. Все, что держит нас здесь, – низко возле земли – это холод и кровь, что мы греем в себе. Все, что держит нас врозь – это жажда и глупый ненужный язык. Темнота, теплота женских ласковых рук закрывает твой взор и ведет за собой, где теряешь ты свой узнаваемый след - суету что судьбой назовет человек.
Дом напротив воды, впереди только лес, и мне нужно от города, что я впитал, с каждым днем еще меньше – почти ничего. Пока слово "один" не находит сюжет, пока слово ничей означает – нигде, – солнце всходит от голых деревьев в воде и его избегать – вот единственный навык доступный сове.
ku_bo: (Байда)
Вся наша тиснява

Відтак, і нахабність буває красива, як біг гончаків, що гарні лише у гонитві. Так само і люди – майстерність у чомусь чи схильність їх робить красивими. Нерідко жінки полюбляють дивитись на того, хто справді їм треба – на руки, на рухи, на вираз обличчя, на кожну їх зморшку на лобі – на всю цю серйозність. О, це треба бачити – жіноче обличчя світліє, вкривається вічністю, спокоєм. Так дивляться лише батьки на дітей і жінка на того, що любить, та поки ще добре не знає.

Уся наша тиснява, усі наші рухи, усе що ми мали б згадати з минулих життів – у цьому моменті. Коли відчуваєш цю тишу, прискіпливий погляд, та ще не збагнув, як миттю розмова скінчилась. Причини не знаєш, та передчуваєш цей погляд, підводиш обличчя від справи своєї, і бачиш її, що покинула все і сидить, посміхаючись поруч і трохи подалі, щоб не заважати й дивиться мовчки, як ти щось майструєш, як навіть ти ріжеш цибулю, як перегортаєш сторінку. В хвилину, коли захопився й нічого не бачиш – вона тебе бачить найкраще. Ім’я її – жінка…

Порушена тиша, автобус іде від зупинки, ворони на гілках весь день оббивають горіхи. Read more... )

к

Sep. 11th, 2015 05:01 pm
ku_bo: (Байда)
IMG_20150826_193205

присмеркові карпати
місце де ворон літатиме поруч
і їхня юрба зійде на галявині в коло
біля одного з них
і крила свистять над тобою допоки ти спиш
під небом безкраїм на килимі з афен
де камінь тріщить за спиною бо завжди хтось є там
бо ти там ніколи не будеш один
і навіть якщо обернешся зненацька
побачиш лиш ліс що дихає в спину
і сонце іде звідси вниз
туди у долину де зайвий живе цілий світ
у червні в ущелинах лід
і хмари немов кораблі
поволі повзуть
через нахил Землі
ku_bo: (Старик)
Общался с немым по дороге в троллейбусе
он много смеялся
он выпил и ехал с работы
и он был небрит потому что нет денег
он долго не спал и ехал поспать
потому что устал и на радостях выпил
но выпил немного и это не грех
ведь после работы

он вытянул руку с большим с указательным
прищурил глаза и пытался увидеть
как мало он выпил
и всем стало видно как мало

потом он спросил был ли я на войне
стреляя из пальца
и сделался грустным
плечами пожал опуская глаза
и было понятно
он вовсе не знает
что с нею поделать

язык показал и немного скривился
рукою махнул на кондуктора
и пальцы сложил давая понять
что она слишком зла

она громко сказала
это мог слышать каждый
закрой лучше рот и молчи
хоть он не сказал
ни единого слова
ku_bo: (Экибастуз)
Нет такое нельзя раз война говорят
говорят что не так побеждают в войне
а иначе хуйне быть они говорят
вот еще говорят и серьезно вполне
и судить тут готов чуть не каждый подряд
что негоже нам радоваться хуйне
хоть я сам бы не радоваться и рад

только сложно не радоваться тут мне
когда сами всю эту хуйню и творят
без нее им и радости будто нет
ну так что же я ирод какой супостат

захотел же народ получается глянь
ну так впору сказать - хорошо мол горит
и чего-то так радость прям бьет изнутри
у соседа отняли немного земли
поломали забор да и дом подожгли
разобраться так доброго ничего
только радости как за себя самого
колокольню зажгли вон
красиво
смотри

бу

Oct. 21st, 2014 04:51 pm
ku_bo: (Старик)
раз два три четыре пять
на пятый день хотел перестать
но в этот день дозвонился друг
и он сказал приезжай ко мне
ведь день рождения мой прошел
и это очень нехорошо
что мы не встретились и вообще
на пятый день что таить греха
я снова был приглашен бухать
IMG_20141011_214103
ku_bo: (Байда)
Как-то вышло, не знаю, что вместо квартиры мне достался танковый полигон. Как когда-то вдоль трассы тут был. Там и знак был такой – треугольник и танк. Вот несешься в тумане с горы и поешь себе что-то под нос, и почти что не видишь, но чуешь - каракатица эта ползет из кювета к шоссе и плюет рыжей глиной, и кашляет дымом, а за ней чуть поодаль вторая и третья. И сонливость уходит, и, сигналь-не сигналь, а дорогою главной во все времена у нас будет дорога, по которой идут не зеваки, а танк.

Шесть часов теперь к суткам приделать, и может быть хватит на что-то, а пока автомат не почищен висит на стене, и мне порохом пахнет уже в коридор. Поздно. Город уснул, дело ближе к полуночи – завтра будут менять витражи и все нужно убрать. Старый шкаф, где отцовский еще инструмент – большинство непригодно, кое-что еще дышит. Дальше мамины полки со скарбом из черт знает чего. Все ушли, кто куда, и забыли забрать свое прошлое. С ним и делать-то нечего, и оставить как есть невозможно. Тихо. Ночь на дворе и на убыль луна пополам, грузовик проскрипит иногда. Теплый желтый фонарь, под ним липа желта, а под ней чернобрывцы и запах на третий этаж. И вот этот октябрь все никак октябрем быть не хочет, будто в лето играет, и невнятное шепчет мускат под окном. Пахнет летом, и шелестом липы, виноград уже сладкий – гроздья смотрят в окно, и роняют листву. И охота собрать, чтобы делать вино. Но кому здесь теперь интересно вино?

Read more... )
ku_bo: (Старик)
Два дня за рулем, 1800, ничего кроме кофе, леденцов и енерджи дринкс. Равнодушно глядя на какой-нибудь бутерброд, понимаешь себя, как единицу и ноль – то, что есть и чего больше нет, то что снова пройдет, и летишь по дороге туда, где рассвет зарождается на осевой. Пролетаешь Германию всю поперек – до воды и назад по двум разным дорогам. Стесан бампер, по левому борту, но не слишком заметно. Труп собаки на скорости двести чуть не стоивший жизни.
На обратном пути тихий маленький город на окраине Мюнхена, где неспешно заправишь машину на последние деньги и присядешь в дубовом лесу с сигаретой из Кубы. Спрячешь молча монету в дупло и дорогой в аэропорт, что-то около десяти, открываешь все окна в машине, чтоб катить в крайнем правом ряду с легкой музыкой по развязкам, над которыми кружит небесное воинство и запах акаций.
Из машины все вещи, но оставить ключи. Пройти регистрацию, сесть на огромном балконе, пить баварское пиво, сидя в лотосе на гранитном газоне, есть домашний пирог из Эйндховена и смотреть на воскресную жизнь, где посадка и взлет, где кипит и горит, где прекрасный флаг Украины на центральном флагштоке служит фоном прощаний и слез, и улыбок чужих матерей, громкой музыки, беззаботного детства, художника за эскизом и танцующих стариков, дополняя пожилого японца с видом пингвина на льдине, четверых пьяных немцев, что упали на пол и обнявшись в порыве единства смеются до одури громко, а негромкое эхо слетает с зеркальных фасадов, где поодаль один воробей убивает другого. Что еще тебе надо? Этот день отличить от другого довольно несложно. Все случается так, что отнять и добавить, даже если бы мог – не решишься. Тут, ты, кажется, все принимаешь, как есть – этот красочный ясный момент. Улыбаешься вверх, произносишь: «Спасибо». Хотя, кажется, слышишь: «Прости».
20140518_064233
ku_bo: (Старик)
Вчера ночью в грозовом черном небе вдруг впервые возникло ощущение дома. Самолет бросало, бортовые огни прогрызали дорогу во тьме, было видно, как хлещет вода по крылу. И я вышел из света, не зная зачем, и подумал, что, в общем, конечно не против. Самолет сотрясало сильнее – со столиков тихо посыпались вещи, кто-то вскрикнул. Я улыбнулся детям в салоне и чему-то еще, посмотрел в окно и вернулся туда, где из сердца врастают цветы в никуда, чтобы видеть и знать, что случится потом. Самолет ловил воздух, как лошади ртом, темнота разошлась и гроза намочила нам обувь, когда мы снизошли на потертый бетон, и я думал о том, что здесь пахнет дождем и немного сиренью.
ku_bo: (Старик)
Как же всем вам бывает непросто прожить. Вам бы нужен Нью Йорк, и Лос Анджелес здесь, и Майами, Чикаго, чертов Нэшвилл штат Теннесси со своим вечным кантри. Вам. Вам никогда не было, нет и не будет хорошо там, где вы "здесь и сейчас". Вы вечно хотите больше, но получаете черт знает что. И вовсе не потому, что большее невозможно, но может потому, что лишнее не выдают просто так. И мне кажется... кажется-кажется-кажется... Нам никогда не встретить друг друга в том идеальном соотношении правды и лжи, где можно было бы счесть все и каждого чем-то реальным. Мы люди без Родины, без дома и крова, без места, где нам становится тихо и больше нестрашно, но мы также люди и беззаветного счастья, безраздельной любви и несомненного эго. Нас не видят собаки, нас не любят коты, нас обходят десятой дорогой трамваи, и кажется, знаю, в чем один самый главный секрет наш. Мы живем неким прошлым, неким будущим, неким несуществующим часом, где погасли огни, но еще не окончено празднество. Где мы смотрим в закат, щуря глаз покрасневшему солнцу, где птицы бросаются вниз, сложив свои крылья, не отыскав дома любимых. Где порошок превращается в пену, где остовы всех кораблей, остаются лежать на песке, напевая пустыне негромкую песню морей. И только они могут рассказать всем пескам, что значит дельфин у форштевня, что значат семь футов под килем, что значит роза ветров, помимо, разумеется, солнечных бурь, песчаных ветров и следов караванов на мелком песке. Понимая мой след, сокрушаясь о сделанном, улыбаясь своей зубной щетке, выветривая запах любимого человека постылой прогулкой привычным маршрутом, упираясь в дно потолков казенных домов, читая надписи на заборах, выискивая запахи дней, где орехи уже хороши, но и не идеальны, где троллейбусы светят в туман над мостами, где туман над мостами ползет и кончается только у окон домов. Где холмов уже не разглядеть, где песок остается песком, где вода умывает твой дом, где кирпич намокает и пыль площадей тихо катится вниз голубиным пером. Где над всем стоит холм, где над нами есть сад, где весною лиса выбегает к самцу, где прозрачная пыль на ногах у пчелы образует пыльцу и ты простишь - прости. Где рождается стих из невнятных причин, где следы сохраняет земля от мужчин, где вода сохраняет следы от дождя. Где ты плачешь внутри, навсегда уходя.
ku_bo: (Старик)
Приехать в город, Привоз увидеть и улыбнуться. Нехитрой рыбы купить, не пробуя не мараться,
бутылку белого пронести, согревая пульсом, чтобы холод улицы сквозь стекло не тревожил пальцы.
Вода замерзла – сиди у кромки замерзшей ткани соленых волн, где зияет море за сотню метров
Сливаясь с небом, и лед намерз, как горшки герани, и след луны к горизонту стелет дорожку света.
Попробуй выйти по ней гулять из себя наружу – молчи и бойся сказать хоть слово себе о главном,
замерзнут руки, замрут глаза, опустеет плавно сосуд вина, что в тебе речи дар не обнаружил.

Спиною к городу повернись, а лицом обратно к луне и льдам, и с улыбкой дурня смотри втихую,
где кораблям обеспечен рейд и они, как пятна сквозь лунный свет отвечают берегу, маяку и
последней спичке, огоньку твоей сигареты.
Светло как днем и соленый лед составляет тени на черном фоне морской воды вдоль пустынных пляжей,
и берег к Западу и Востоку горит весенний, и свет в домах постепенно гаснет, не зная даже,
что за спиной возрастает тьма, будто бродит кто-то. Подходит медленно со спины и вот-вот коснется,
и смотрит точно куда и ты, воротник топорща, и эхо шумом глухой волны оседает в рощах.

Смотри на звезды, на горизонт, что почти не виден при свете полной густой луны, на вина бутылку,
что ты согрел пока нес сюда, а в бутылке лето тепло свое отдает тебе, и так сладко это.
На пирс, до верха покрытый льдом нападают глыбы – метровый лед ударяясь в дно растирает камни.
Все то, что море создало здесь из ветров и соли обратно в воду, ветра и соль превратит руками
весна, как только на это право свое получит. Услышь в молчании часовом, как стекает время,
как волны крошат любой предмет, как съедают кручи, как айсберг сел на мели и там обнажил две трети
своей опасной и вместе с тем белоснежной сути.

Как жарко здесь в темноте сидеть, как замерзли пальцы. Как холод сдавливает в груди до конца пружину,
а ты сидишь здесь и море шепчет тебе: «Останься». И темнота раз за разом ласковей смотрит в спину.

нет

Feb. 18th, 2014 11:16 pm
ku_bo: (Niggaz)
времени больше нет
есть желание улыбаться
есть синева неба и ее концентрация
и любовь да
не проходит - нет
никогда

и конечно
теперь уже вполне понимаешь
ни одна не прошла
ни одна не была чем-то лучше другой
так и носишь
всех этих людей постоянно с собой
нахуя-то

IMG_20140212_130736
ku_bo: (ТВ)
(Пролог)

После недавних сильных морозов нынешний минус кажется летом.
Вот ты идешь, рассуждая об этом, а на остановке в расхлябанной позе
Сидит гражданин по сезону одетый и наслаждается легкостью будня.
Явно пол литра убрав до полудня, он, вероятно, ищет ответы
На будоражащий спектр вопросов.
Есть украинцы, а есть малороссы, разницу может заметно не сразу.
В массе дискуссий от мяса до газа могут себя обнаружить симптомы:
«Тридцать копеек хочу за полтонны школьных сосисок и рубль за водку.
Вот же просрали страну!» Во всю глотку любит прикрикнуть в разгаре застолья.
Нам ли судить человека простого?
Нам ли, фашистам, считающим деньги, то ли госдепа, то ли Еэса,
Танец танцующим в западной прессе против законно избранной власти,
Всяческой масти вселенскому сброду, что гомосятину парит народу,
Брода не знающим, лезущим в воду?

(Хор порицающих)

Стыдно, друзья! Тут нельзя не стыдиться – после майдана товарищам в лица
Даже взглянуть не могу на минуту. Шутка ли дело? Становится жутко,
Как представляем, чем кончится праздник, если законы восторжествуют,
Если вдруг каждый себе будет думать – право имею. Имею, мол, право?
Тут не до шуток и не до забавы – каждому право его обеспечить!
Весь этот ужас, в итоге конечном, нас доведет до Содома с Гоморрой!
Чтобы отныне пресечь разговоры в западных СМИ о различных протестах
Мы для примера рассмотрим иную
Форму протеста – протест для незрячих. Что это значит? А это вот значит,
Что протестуем мы всем своим видом, якобы не замечая обиды,
Что нам наносит власть предержащий. Этим протестом по-настоящему
Можно добиться больших результатов – вам не платили полгода зарплату?
Вы же в ответ сохраняйте молчанье,
Будто безденежье за плечами вас не смущает, а даже напротив –
Энтузиазма добавит в работе. Больше налогов – новых и разных!
Триста указов и триста отказов из министерства по каждой бумажке!
Чувство, что ты до сих пор первоклашка не оставляет ни на минуту.
Так на асфальте, в лыжи обуты,
С видом достойным мы протестуем и игнорируем беды, простуды,
Ставки кредитов, прогресс коммуналки – жалко нам что ли себя?
Да не жалко! Нате, берите – у нас гуталина здесь завались!
И представьте картину – тут в них взыграет обратная тяга:

(Читать голосом человека пожилого, глубоко оскорбленного и несчастного)

– Сколько не гнешь, а молчат работяги!
Сколько не делаешь гадостей всяких – хоть бы один разрыдался, собака!
К черту сдалась мне такая работа!? Столько хлопот, а какие заботы!?
Read more... )
ku_bo: (Vasyl)
Мир этим утром был ясным и солнечным. Голуби на рассвете были подсвечены красным. Их крылья хлопали в стеклопакеты. Ванны в домах наполнялись зеленоватой водою, каждая капля которой сто раз обогнула планету. Тихая музыка нежно будила соседей, жарилось сочное мясо на старой чугунной. Кто-то проехал неслышно на велосипеде, кто-то подрос пока спал и проснулся с улыбкой. Глядя в окно на троллейбус случайно заметил кошку на той стороне, наблюдавший ребенок. Дворник в оранжевом вышел, и желтые листья его посчитали своим, и совсем не боялись.

Доброе утро, спящие люди.

20131019_173921

April 2017

S M T W T F S
      1
2 34 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 05:05 pm
Powered by Dreamwidth Studios