ku_bo: (Старик)
Была суббота – осень, полночь, ночь.
Фонарь у дома, трещины на стенах
И жизнь осела, будто чай на дно,
И кровь почти не двигалась по венам.
Глядело небо через фонари,
Чертила путь Медведица на Север.
Погасло все, что ночью не горит
И тайна разделялась между всеми.
Мы брали себе каждый по чуть-чуть
Секретов, недомолвок и обетов,
И тихо говорили – не забудь
Все это до самой границы лета,
Где нам удастся снова до зари
Собрать обратно краешки секретов,
Чтоб первый день июня сотворить.
ku_bo: (Байда)
Начались дожди и пляжи пусты. Моя тачка на пирсе оттеняет зелень, небесную синь и кусты. Кутаюсь в теплую воду, охочусь на крабов, у каждого из которых клешня больше указательного и большого. Странные – длинноногие, похожие на камчатских. Панцирь, как башня немецкого танка – спасаются бегством от собственной тени. В воде шумит дождь, доносится гром. С шести утра просто смотришь на рыб в километрах от берега. Здесь только вода – ни гарпуна, ни ружей, ни даже ножа.

Течения быстры. На полном ходу, выжимая турбины, под сорок пять градусов к курсу упорно плывешь на следующий остров – гряда идет в море на многие мили. Топорщатся рифы на них лежат с корнем остовы огромных погибших деревьев. Проходишь фарватер и думаешь – как бы не сдохнуть красиво под чьей-нибудь лодкой? На камень садишься подсчитывать тучи, следы самолетов, смешных громких немцев в их желтых каноэ. Ежи – не поранься! Медузы – не врежься! Во весь горизонт только красные земли оливковых рощ, и впервые за год ничего не желаешь – то странное, близкое чувство вернулось, и больше не нужно ни счастья, ни горя.

Read more... )

И дальше вдоль моря, вдоль гор, ресторанов, где чуть обожженные пахнут кальмары на пицце в компании мидий и ветра, и славную песню поют нам о море. Где вина и хлеб так отчаянно вкусны, что в пору крылом чуть цепляя ограды, кричать в темноту: «Ночь, побудь еще с нами! Побудь еще с нами, прекрасное лето!» Паркуешься на аварийном балконе – сеть горных дорог и огни побережья, и теплое море у ног твоих где-то, а выше лишь небо. Здесь следует встать, закурить сигарету, найти звездный ковш безо всяких антрактов на поиск Полярной. Теперь уже каждому здесь очевидно, что Севера нет – он нам просто приснился.20130823_194253

самое

Sep. 9th, 2013 01:25 pm
ku_bo: (ТВ)
20130827_151149
Самое смешное и удивительное после месяца в отпуске, солнце, море и лете – вовсе не возврат в осенние дни, города и работу. Самое удивительное – впервые надевать брюки и чувствовать себя немножечко космонавтом.
ku_bo: (Байда)
сижу, входит уборщица:

- Что у тебя там в урне?
- Лето - три месяца. Забирайте.20130830_104234
ku_bo: (ТВ)
DSC00351

Ебанутых легко выявлять у моря - в пять утра они бредут босиком по щиколотку в воде с таким видом, будто читают доклад на конференции астрофизиков. И не спрашивай, откуда я знаю.
ku_bo: (Байда)
Дует в лицо вентилятор, а я в нем слышу звуки прибоя. Глаза закрываю и снова с тобою. Глаза закрываю, мечтаю о море, ноги в него погружаю. Чайки кричат, и закат провожают: "Мой, это мой, это мой, это мой!" Я не хочу домой.

Идиотские крики..., лица бездумные, книжки дурацкие брошены в сторону. Ночи безумные шумные яркие..., пляжные белые шмотки маркие. Фото подписаны черным маркером, летнее золото перьями Parker в мыслях моих до сих пор щекочется. Думать о завтрашнем дне не хочется.

Золото - брови, золото - челки, золотом выбелены ресницы, золотом пишет наши страницы теплое, жаркое, доброе лето. Но в "не отправленных" желтым конвертом все, как обычно оставлю пылиться. Будет написано - хватит и этого - жизнь это тоже ведь просто страница.

Плещутся в гавани белые лодки. Водки не буду, и нет отвертки. Дайте текилы, соли насыпьте мне на ладонь полоской короткой, чтобы привычно не показалась жизнь мне такою уж штукой сладкою. Да, вот такие мы ставим вопросы. Да, вот такие мы любим загадки.

Пахнет водой, пахнет мокрой галькой, пахнет зеленой подгнившей тиной. Я не в городе, я вне доступа, я – пробелы пустые в отступах...! Мыслей ноль и до мозга костного мне не хочется ни-че-го... Мне бы только остаться, Господи! Мне еще бы побыть бы в собственности у Тебя одного.


2009 г.

Люблю эту старую неуклюжую штуковину. Она какая-то настолько моя, что до сих пор не стала чужой.
DSC00351

реки

Jul. 11th, 2013 08:20 am
ku_bo: (Байда)
В закат отбывают последние лодки и остров глотает их по одиночке, и звуки моторов их гаснут, как спички. Везде лабиринты каналов, озёра и остров совсем не обжит – только пляжи. Под ивами к берегу сходится рыба, бросаясь от тихих шагов врассыпную. Кострища свежи, кое-где зарастают – трава и песок удивительно белый. Ленивый и длинный, как день ранним летом еще до Купала, Днепром проплывает медлительный, важный речной пароход. В этих сумерках влажных везут рыбаки огромную рыбу, и страшно становится после такого отлить ночью за борт. Они возвращаются – все эти лодки на тихом ходу в тишине ближе к ночи. И песни вполголоса, грубые лица уставших мужчин становятся глуше, чем ближе они к приближаются к суше. Асфальт убивает в них важное что-то – как жажду охоты, азарт быть свободным, и воду, и ветер, казацкую волю днепровских притоков и плавней под небом. Их жены с детьми уже вышли на берег и радостно машут в закатную темень – мужчины вернулись, мужчины вернулись, мужчины вернулись… заглавная тема.

По левому борту большой черный бакен мерцает зеленым закатному небу. Причалы пусты – лихая швартовка, фонарик с причала и синий бассейн подсветят дорожку и убранный столик. Влюбленная пара за пятый десяток с двухкорпусной яхты – они загорели, их волос – солома. В потертых, просоленных, выцветших шортах бредут мимо лодок, взойдут к себе на борт. Она идёт в душ, и потом полуголой выходит на верхнюю палубу к мужу, а он чистит рыбу на пирсе бетонном – умело и быстро, как будто не жизнь он потратил на это, а целую вечность. Шевелится воздух – горячий и влажный, как мысли о Кубе, и капает мёд из вечернего лета, и нет ни намека на то что есть завтра. Общаются тихо и вовсе немного, слова узнавая скорее по жестам, и держат так часто друг друга за руки – и я понимаю, что теплое счастье, налитое в реку смывает печали. Проносится чайка, огонь сигареты случайно сорвется и падает в воду, и тут же погаснет. И красное солнце за ним повторит тот же трюк через время. Господь докурил, оставляя на память копну облаков от своей сигареты. На почту к нему не приходят ответы, экран угасает. Настольная лампа с тугим абажуром касается пальца и в комнате тихо, и тихо в парадном, и небо вокруг отдает тишиною. Сверчки за окном разбивают посуду. Ты снова нигде, никогда, и повсюду…

Яхтсмен-англичанин седой и весёлый сидит за столом с длинноногой девицей, и русским акцентом намерено нежно она что-то шепчет ему по-английски. Им тихо, им радостно, пусть и раздельно для каждого смысл создает эта радость. Им так хорошо – это так очевидно, когда ты идешь, пусть не глядя, но рядом.
Приходишь в свой номер – немного голодный, уставший с лихвою, с проделанной дыркой почти что под сердцем – еще бы немного и мог бы случиться престраннейший случай… Мобильный в последний кричит – Батарея! Безвременно гаснет, и комната эта, и эта кровать вдруг становятся больше, чем все на планете пустые вокзалы, и ты неизвестно зачем отпускаешь долой свои мысли, и спишь до рассвета. Такое случается разве что летом, и может потом повторяется снова, и больше уже никогда не случится – ни с кем-то другим, кем ты больше не будешь, ни с кем-то другим, кем ты мог быть когда-то. Запомни все даты, забудь про все даты, забудь всё на свете и северный ветер тебя никогда ни за что не разбудит. Мы просто смешные напрасные люди. За это он нас никогда не осудит – он сам нас такими придумал когда-то.



беги


лето детектед! )
ku_bo: (Niggaz)
В небо
ku_bo: (Niggaz)
DSC00729

и обедать мороженым - да-да-да, конечно я помню.
ku_bo: (Default)
DSC02703

ялик

Nov. 28th, 2012 01:46 pm
ku_bo: (Niggaz)
DSC00352
Артек, верхняя костровая Янтарной дружины. Вернее, сразу за ней. Когда-то на нём ходил в море морской отряд. Изучали сигналы флажками, вязяли морские узлы, ставили парус.
Больница горного лагеря поползла со склона. В этом году здание пустовало - в ней жила только трещина. Она выгнала постояльцев на улицу. Прощай, изолятор, в котором я прожил неделю, где читал исписанные шухляды и матрасы с кроватями. Наскальное творчество доситорических пионеров кануло в лету вместе с тобой.

сон

Oct. 28th, 2012 02:29 pm
ku_bo: (Default)
Небо над трассой разливается, как река
Люк распахнут. Ветер нащупывает рука
Он, на поверку мягок, горяч и влажен.
Ты едешь весел, но там под кожей
Обеспокоен одной лишь вещью
Твой сон был вещим,
Сулящим радость
Маршрут не важен
В багажник вещи.
DSC00195
ku_bo: (Маска)
Сварщик прикинулся стробоскопом
Я разбегаюсь в море с отскоком
И оборачиваюсь в тишину
Чтобы коснуться рукою ко дну
И возвратиться
За пять минут
DSC00445

Рене

Sep. 6th, 2012 09:27 am
ku_bo: (Default)
Декарт, не отыщет твои координаты.
Эйнштейн упадёт в бесконечность на лифте.
А ты затеряешься в непостоянстве,
В котором у теплого моря отлиты
Бетонные плиты пустых волнорезов.

Ты думаешь трезво, но выглядишь пьяным
Шагая за солнцем по кромке лимана
И медь из кармана швыряешь под ноги,
Залогом к обратной дороге.
ku_bo: (Default)
Багажный ярлык, с маркировкой столицы.
По трапу спускаются люди. Их лица
Уныло глядят на заснеженный город.
Твой лайнер по курсу домой через горы
Черкнет траекторию над пастухами.

Вдыхай этот день, сунь за пазуху камень.
Точи остриё, запирай в себе слово.
Броди по вокзалам под видом пустого
Флакона из-под человеческих мыслей.

Гляди на маяк над белеющим мысом
Плыви через волны, где берег-полоска
Напомнит тебе, что пустой полуостров
Закроет сезон в урожай винограда.

Пустой ресторан, и в стакан лимонада
Не нужно ни льда, ни, увы алкоголя.
Последний шеф-повар на зиму уволен,
И пляж остается прибежищем чаек,
Что с берега смотрят и не замечают
Как бросил монету последний приезжий.

Молчи. Не дыши. Вспоминай. И конечно
Ты все это выдохнешь дома стихами
В январской ночи –
Ледяной и кромешной.
ku_bo: (Байда)
Тут, дощ і чорнобривці наспівують про осінь,
Нагадуючи вбивцю, що нерухомий досі
Чекає в підворотні, і дії незворотні
Наважився вчинити.
З полів прибирали жито і два серпневі тижні
Вже виглядають смішно на тлі осінніх буднів,
Де холодно та брудно.
Чоло старого серпня повільно вистигає.
Не клич мене до себе. Ще трохи, я благаю.
ku_bo: (Default)
Что-то персики в зубах застреют
И горчит разлито вино.
Дорогой Господь,
Ниспошли мне летний сон,
Покой и уют,
Две недели у берега, на краю
Той земли, что здесь кончается, как и я.
DSC00314
ku_bo: (Шторы)
DSC00033
И, как-то вчера, абсолютно случайно вспомнился пожилой уже Бродский в Венеции. Он курил, спорил с Рейном и говорил - ты есть то, на что смотришь. Мне подумалось - это правда, а еще подумалось, что в последнее время я слишком часто смотрел на дерьмо и чуть было не...

Чудеса не закончились, ибо был день и был вечер, и было утро. И были Гурзуф, Казантип, Коктебель, Феодосия, ночь в "117", голые завтраки, бары в бамбуковых шалашах. Полураздетые счастливые люди, с самого утра ледяной Мускатель в складчину с барменом. Чернильные надписи чуть выше ребер. Бармен в одной мешковине на бедрах танцует под LM FAO. Девочки поднимают руки, заканчивая припев криком "...: энд ай ноу ит!"

Танцы, пение в стиле регги. Бутылки по кругу, косяк - трубка мира. И, ни одной этой ночи в квартире. Из жилого фонда только шезлонги, и паркинги ближе к морю да ресторанам. Солнце восходит под ритм барабанов. Просыпаешься пьяным. Гитары, тамтамы и десять охрипших с пением громким по утреней кромке уходят в нирвану.

Двадцать бутылок двенадцатилетнего Чиваса, белый БМВ о двенадцати цилиндрах, что взлетая оставляет земле лишь тень. С рассветом ложишься, спишь полный рабочий день. В тачку садится звезда востока, буксы и дым, но Фольксваген Сирокко, как и прочая хуета для телок - сосёт.

Теплая кола, белый ром из бутылки. Любимый курортный трюк - Бехеровка на трассе донышком в люк и горлышком в горло. Багажник, скорее барная стойка, чем склад полотенец. Лишних предметов в наличие нет. Спишь у воды, как под грудью младенец и улыбаешься лету во сне. Встанешь, проснувшись, и шепчешь в прибой: "Не уходи, мне нельзя с тобой."


фото )
ku_bo: (Cigar)
DSC00265

виноградники, камни, кипарисы старше меня,
ночью, сквозь раскрытые окна разносится женский крик.
она кончает - громко и долго
и даже пьяному мне с бутылкой рому в обнимку хочется крикнуть в темноту:
"Не останавливайся, слышишь!?"
ku_bo: (Cigar)
взрослые дети за руки взявшись тихо бегут с дискотек
спящий медведь, к волнам припавший, скрывает спящий Артек
голые спины с выкриком громким прыгают с серых бун
ромбик и хвост образуют дельфина с белым пятном на лбу.

DSC00223

April 2017

S M T W T F S
      1
2 34 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 10:50 am
Powered by Dreamwidth Studios